KatalogSajtov.ru - Каталог популярных сайтов в России Белый каталог сайтов AddsSites, бесплатная регистрация сайтов. Zaymigo [CPS] RU

Все о смерти от алкоголя

0

Все о смерти от алкоголяНынешняя тема для меня в определённой степени сложная и очень личная, так как связана со смертями родных, друзей, близких мне людей, смертями которые прямо, или косвенно связаны с крепкой дружбой с моим давним товарищем, сопровождающим меня большую часть жизни – спиртом C2H5OH = алкоголем. Уверен, данная тема актуальная для множества жителей нашей общей многострадальной, не ласковой, но доверчивой и одновременно прекрасной матушки Родины.
Память снова отсылает меня к юности на 26 лет назад, в те годы, которые принято называть лихими 90-ми, они действительно были лихими, смелыми, противоречивыми, трудными, свободными в стремлениях, но ограниченными в чём-то другом, и всё таки очень запоминающимися и яркими. Возможно так кажется потому, что эти годы уже позади, ведь человеческая память избирательна и оставляет в сознании больше позитивных воспоминаний, задвигая негатив в глубь на дальние полки накопленной в голове базы данных. Тогда были живы многие из тех, кого сейчас уже нет на белом свете, их земные пути закончились, чему во многом поспособствовал алкоголь, а некоторых он напрямую перевёл через мостик «на тот свет».
Мой отец, дедушка и бабушка, дед по линии матери, её родной брат, дяди, тёти, другие близкие и дальние родственники, друзья, приятели из дворовых городских и деревенских компаний, выпивали всегда, только каждый по разному, в народе уровень пьянства у нас оценивают такими понятиями, как: «в меру», «сильно», «очень сильно», «безбожно». Сразу оговорюсь, что все мы среднестатистические люди из среднестатистических семей, работающие, имеющие свои жизненные интересы и ориентиры, просто алкоголь всегда был частью нашего бытового пространства, как телевизор, радио, огород, дача. Вспоминаю общие семейные застолья в дни рождения, праздники, крестины, после посадки и уборки картошки, банные субботние дни в деревне. На столе простая нехитрая но вкусная еда, водка, «дедовского самогона» (на пробу), полуторалитровые пластмассовые баклажки разливного пива. Тосты, шутки, смех, звон рюмок и бокалов, оживлённый разговор, обсуждение семейных, рабочих, политических тем. Я очень любил эти уютные застолья, так как в 16 лет мог уже прилично выпить со своими более взрослыми дядями, как «официально» под пристальным вниманием матери, так и «под шумок», когда застолье переходило в более оживлённую стадию всеобщей радости с многочисленными тостами «на посошок». Эти застолья в ту пору плавно переходили для меня в вечернее распитие дешёвого портвейна-бормотухи типа 777 с друзьями. Впрочем, пьяные вечера с приятелями происходили и в обычные дни, сначала во дворах, в подъездах, позже на съёмных квартирах, в деревне на природе, постепенно образовывая мой круг общения состоящий из своеобразного «алкогольного братства».
Вот только последствия от застолий и пьянок-гулянок у всех были разными. Одна часть накануне отгулявших обходилась на следующий день огуречным рассолом, куриным супчиком и крепким чаем, а вторая просто не могла избежать продолжения вчерашнего. После обильных празднований, более чем в половине случаев мой отец, оба дедушки, бабушка, двое дядей стабильно продолжали похмеляться и в последующие дни. Деды находившиеся на пенсии и жившие в деревне опохмелялись по несколько дней припрятанными в гараже, в предбаннике, в сарае водочно-самогонными запасами, бабушка в меньшей степени, но тоже поддерживала дедушкино увлечение, это могло продолжаться активно от 3-х до 7 дней, при этом тогда они ещё держали скотину (свиней, овец, кур, уток), за которыми ежедневно ухаживали, в летние дни худо-бедно продолжали поливать огород, в общем переносили полузапойное состояние на ногах. Выходили из него постепенно, с понижением дозы алкоголя, повышением кровяного давления, обострением хронических заболеваний, иногда прибегая к помощи знакомой медсестры, чтобы сделала укол «от сердца». В следующие несколько недель, это были хлопотавшие без остановки по хозяйству опрятные пожилые пенсионеры, и так до следующего застолья, которые происходили в их гостеприимном доме регулярно. Людьми они были исключительной порядочности, доброты, настоящие работяги и не смотря на имевшуюся слабость к спиртному, я их очень люблю, уважаю, храню светлую память, до сих пор удивляясь их жизнелюбию, силе, выдержке, возможности сочетать в почтенном возрасте алкогольные недели с ведением хозяйства. Как говорится, гвозди бы делать из этих людей. Один мой дядей всю жизнь проработал водителем на спецтехнике, уходил в запойные состояния на неделю и больше, отпрашивался с работы, брал больничные, употреблял алкоголь в больших количествах (не рюмками, а стаканами) до изнеможения организма, когда физически уже не мог больше выпивать, много раз на фоне абстинентного синдрома развивалась белая горячка, которую переживал в домашних условиях, отходники были тяжёлыми с тазиком около кровати, потому что даже вода не удерживалась в желудке после многодневной пьянки и выходила обратно. С прекращением запоя он становился золотым работников автопрома, безотказным и исполнительным. Другой дядя начал выпивать практически с детства, хотя сначала по деревенским меркам был хорошим воспитанным ребёнком, не знаю что произошло потом, но на моей памяти трезвым его застать было практически невозможно, образования он не получил, перебивался случайными заработками, мог на спор выпить бутылку водки из горлышка не отрываясь, буянил, дрался, однажды на пике запоя принял какую-то спиртсодержащую жидкость типа стеклоочистителя, в деревне его покрывшегося пунцовыми пятнами пытались реанимировать тремя литрами холодного молока, которое свернулось у него в желудке и начало выходить наружу твердой массой, от чего он чуть не задохнулся (извините за откровенные подробности). В те редкие дни, когда мне удавалось приезжая в гости из города заставать его трезвым и не в состоянии жуткого отходняка, он был тише воды, ниже травы, читал на веранде потрёпанные детективы, вечерами мы играли с ним в карты в подкидного дурака и он производил впечатление довольно не глупого человека, правда таки моментов наберётся всего с десяток. Ещё один дядя жил в городе в областном центре, закончил музыкальный вуз, работал в оркестре, а там подработки и творческий коллектив со всеми вытекающими алкогольными последствиями. Мой отец с золотыми руками и светлой умной головой (если трезвый), периодически уходил в многодневные загулы, несколько раз врачи его вытаскивали с «того света» после алкогольных эпилептических припадков с западанием языка и прекращением дыхания, кодировался он не менее пяти раз, последнее лечение гипнозом и забота моей матери помогли войти ему в стойкую ремиссию, благодаря чему он сейчас жив и не пьёт уже 10 лет. Друзья из моего юношеского «алкогольного братства» после большого количества выпитого так же вели себя по разному. Одни пребывали в благодушному состоянии эйфории и веселья, других тянуло на опасные приключения, которые бывало заканчивались драками со сломанными носами, или мелкими ДТП на автомобилях/мотоциклах. Впоследствии я на своём горьком жизненном опыте убедился, что алкогольное поведение человека имеет прямое влияние на его продолжительность жизни и способ которым смерть забирает его с собой.
До какого-то определённого периода такой жизненный уклад длился годами, я постепенно всё глубже погружался в эту алкогольную воронку. Жизнь проходила в заданном ритме, и хотя я знал, понимал и физически на себе ощущал последствия пьянства, замечал как ухудшается моё состояние здоровья вместе со здоровьем близких мне людей и друзей, понимал что последствия всего этого в итоге могут быть печальными и даже трагичными, окончательно дернуть стоп-кран никому из нас не получалось, а если и получалось приостановиться, то совсем ненадолго. Алкоголь стал неприкасаемой жизненной философией, звеном цепи объединяющим несколько поколений.
Когда мне было 23 года, первым из жизни неожиданно ушёл приятель Димка по возрасту младше меня на 2 года, в нашей компании он был довольно спокойным безобидным, сильно заикающимся парнем периодически страдающим от врождённой эпилепсии, теряющим голову после 200 граммов крепкого напитка, его пошатывало, язык заплетался, заикание усиливалось, он пьяный частенько делал нелепые попытки завести на улице разговор с девушками, которые шли в сопровождении крепких парней, в общем были случаи, когда с трудом его спасали от побоев. В июле он ушёл купаться на один из небольших полуофициальных городских пляжей и не вернулся. Нашли на четвертый день в реке, когда всплыло уже распухшее от воды тело. Официальная причина смерти эпилептический припадок в реке на фоне алкогольного опьянения с последующим утоплением, ходили упорные слухи, что последний раз его видели изрядно выпившего с какими-то пьяными подростками явно агрессивно настроенными. Хоронили в закрытом гробу, как было на самом деле он унес в могилу. В ноябре того же года в дорожно-транспортном происшествии погиб мой хороший друг и коллега, мы с ним сошлись на фоне совместной работы, схожих характеров и конечно же совместных пятнично-субботних посиделках в кафе-барах за водочкой и пивком для знакомства со скучающими девушками. В пятницу разошлись за полночь изрядно выпив, договорились на следующий день провести субботний вечер в другом баре, однако в субботу я его так и не дождался, телефонные звонки сбрасывались, либо абонент был не в сети, а через два часа я узнал о его гибели в ДТП. Как выяснилось, вечером к нему под алкогольными парами на машине заехали товарищи из соседнего города, в котором жили его родители и предложили съездить погостить на ночку домой, они вместе посидели распили бутылку коньяка и в итоге он поменял планы и согласился. По дороге водитель в опьянении не справился с управлением и машина влетела во встречную фуру, двое из четырех человек погибли в том числе мой друг. Он умер не сразу, проезжающие водители вытащили его из искорёженного автомобиля и положили на асфальт, друг набрал с мобильного телефона номер отца, который приехал на место аварии раньше машины скорой помощи, потом в скорой с сиреной его везли в больницу, в которой он и умер на руках у родителя от сильного внутреннего кровотечения. На похоронах стоя у гроба, смотря на его бледно-серое неподвижное мертвое лицо, на убитых трагедией, задыхающихся от слёз мать и отца, я не верил в реальность происходящего. Позавчера мы вместе допоздна пили пиво, а теперь я вижу, как его опускают в гробу в проём могилы. На поминках, чтобы заглушить обуявшее меня оцепенение и жуть я прибегнул к знакомому способу – три раза по пол стакана.
В последующие 20 лет и до сегодняшнего дня, коса смерти продолжает свою безжалостную жатву среди моих родных, близких, друзей. Один из друзей в легком подпитии в 33 года разбился на байкерском мотоцикле, его подрезала попутная машина, а он не справился с управлением, второй друг начала вместе со спиртным регулярно употреблять наркотики и как-то ночью умер в 34 года от передозировки в одиночестве на съёмной квартире, третий имея так же алкогольную и наркотическую зависимость покончил с собой в 35 лет, на фоне товарищей которые обзавелись семьями, стабильной работой и перешли в период взросления, его жизнь совсем не клеилась, он застрял в юношестве, в итоге приняв решение по собственной воле уйти из жизни, подобная участь постигла и моего троюродного брата в возрасте 30 лет, который прошёл боевые действия в Чечне, потом так и не адаптировавшись к обычной жизни. Один из коллег по работе злоупотреблявший алкоголем имея врождённое заболевание сердца (с болезнью можно было жить следя за здоровьем) умер в 36 лет на работе от обширного инфаркта, другой ежедневно выпивающий коллега прилёг отдохнуть после ночной смены, а к обеду жена обнаружила его уже остывшим, диагноз – внезапная остановка сердца невыясненной этиологии. Мой хороший друг по дворовым посиделкам всегда щедро угощавший спиртным всё компанию, умер в 32 года от приступа острого панкреатита поджелудочной железы, смерть была мучительной, поджелудочная железа полностью разложилась за 2 дня, врачи в реанимации ничего не смогли сделать, его алкогольная зависимость перешла в «пивной алкоголизм», выпивал он каждый день не менее 5 литров пива. Хохотушка приятельница Татьяна любившая с нами хорошенько ударить по вину и пивку погибла в 37 дет от ножевого ранения нанесённого ранее судимым сожителем. Мой дедушка по материнской линии ушёл из жизни в преклонном возрасте совершив самоубийство, по своему складу характера и темпераменту он был весельчаком, любил застолья с большим количеством спиртного, до старости ухлёстывал за женским полом и когда на него как из рога изобилия посыпались хронические заболевания, не позволявшими ему даже выйти из квартиры, он решил всё это прекратить. Бог ему судья. Бабушка в преклонном возраст ходила играть в карты с подругами своей молодости, где они как водится в деревне и выпивали, в один из вечеров по неосторожности упала спускаясь с крыльца, сломала шейку бедра и через месяц умерла от сердечной недостаточности, так и не поднявшись на ноги. Деревенский дядя пивший всё что горит, умер от алкогольного отравления в 46 лет. Дядя работяга-водитель, после выхода на льготную пенсию, начал уходить в долгие запои практически ежемесячно из которых выходил только через больничный стационар, умер в 56 лет после третьего инсульта, два предыдущих не помогли дернуть стоп-кран и остановиться. Дядя-музыкант из областного города, после увольнения из оркестра, перебивался разными заработками, помощи ни у кого не просил, был найден в алкогольном опьянении, избитым на улице, умер в реанимации в 36 лет от перитонита, детей у него не было, дело быстро закрыли.
Я хоронил их почти всех. Каждая смерть была моей личной потерей и я очень чётко понимал почему мои родные и близкие люди ушли из жизни, причиной смертей, так или иначе был алкоголь. Вглядываясь в дорогие, навсегда застывшие лица на которые смерть наложила разные отпечатки — печали, боли, успокоения я внутренне содрогался, уже представляя и свои похороны. Однако это содрогание после каждой похоронной процессии заканчивалось поминами с употреблением спиртного, которое растворяло тревогу и страх за свою жизнь, переключая поток мыслей на крылатые народные выражения: «ну что же, все там будем». «семи смертям не бывать, а одной не миновать», «кто пил ушёл, кто пьёт уйдёт, но разве вечен, кто не пьёт». Потом всё продолжалось снова. Предыдущие 5 лет моей жизни прошли в борьбе с алкогольной зависимостью с переменным успехом – побеждал то я, то алкоголь, со времени последнего срыва я трезвый полтора года. Навещая могилы дорогих людей на кладбище, склоняя голову в память о них, я всегда помню, что смерть продолжает свою жатву, а зелёный змий её первый помощник.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

×
еКапуста [CPL] RU